mal_vir

Categories:

немного о моих предках

генеология
генеология

                                       «В конечном счёте, только три вещи имеют значение: 

                                        как сильно мы любили, 

                                        как легко мы жили и 

                                        как просто отказывались от ненужного».

                                                                                                 (23 Life Changing Lessons
                                                                                                to Learn from Buddha)

У меня не очень большая родня. К сожалению, не могу похвастаться, что знаю своих предков до 7 поколения. Родители мои — довольно интересные и не очень обычные для своего круга и времени личности, но при этом не высовывавшиеся среди своих коллег и соседей, оба добрые и веселые по натуре и высоко ценившие честность и порядочность. Они были преподавателями главного университета страны на тот момент: мама преподавала студентам физику, а папа — политическую экономию. Брат и сестра мои — двойняшки, сестра на 20 минут старше брата. Между нами 7 лет разницы. Из своих дедушек и бабушек я застала только мамину маму, но помню ее слабо, так как она умерла, когда мне было 4 года. Информации о моих предках не так много, но основное из известного мне я постараюсь изложить здесь. Этот раздел будет интересен, скорее всего, только нашим детям, внукам и правнукам, не со всеми из которых мне придется увидеться и поговорить лично. Когда этот мой блог перейдет в статус «мемориального» после моего ухода, заинтересованные родственники и другие лица смогут иметь доступ к уже размещенным материалам. Думаю, это хорошая возможность если уж и не обратиться лично к нашим потомкам, то хотя бы оставить им имеющуюся информацию о наших предках. 

мои папа с мамой стоя, дедушка сидя, и брат с сестрой на коленях деда, 1958 год
мои папа с мамой стоя, дедушка сидя, и брат с сестрой на коленях деда, 1958 год

Дедушка по линии мамы

Арисбеков Худайберген родился 15.02.1893, умер 18.06.1964. Место рождения и смерти — г.Ташкент (это данные из госархива, переданные нам одним из его учеников). Он был из рода Тутамгалы, одного из 12 родов племени Сиргели из Старшего Жуза казахов. Примечательно, что и поныне на картах Citipedia.info есть населенные пункты с одинаковым названием Тутамгалы – на плато Пулатхан в горах Западного Тянь-Шаня в Ташкентской области и в Туркестанской (Южно-Казахстанской) области Казахстана. Тутамгалы в середине XIX века расселялись на территории степной зоны Джамбульской области. После присоединения Семиречья к Российской империи часть родов перекочевала в Каратауское предгорье и среднее течение Сырдарьи, так как не желало подчиняться русскому царю. После завоевания крепости Чимкент русскими войсками каратауские Тутамгалы перекочевали в Ташкентский вилаят, а сырдарьинские - подчинились русским. Потом к Российской империи присоединили и Узбекистан. Т.е. есть было три района концентрации Тутамгалы в конце XIX - начала XX века: джамбульский, ташкентский и сырдарьинский. Скорее всего, мой дедушка был корнями из ташкентского. Еще есть и иранская группа - три подрода Тутамгалы ушла в степи туркменов, а потом дальше в Иран. По одной из версий Тутамгалы получили свое название по должности воинов своего племени - хранителей тамги (знаменосцев) рода Сиргели. Много интересных и любопытных фактов можно почерпнуть об этом роде казахов из Википедии.

Он был одним из образованнейших людей своего времени на фоне того, что дореволюционный Туркестан был краем почти сплошной неграмотности. Первые азы грамотности дедушка получил, учась у муллы, а позже и в медресе, где изучал арабский, фарси и казахский языки. Он также хорошо знал русский язык, позже в 1924 году закончил историко-филологический факультет Туркестанского Народного Университета, первого университета в Средней Азии. Он был одним из первых преподавателей САГУ (СреднеАзиатского ГосУниверситета), открытого по декрету Ленина в 1923 на базе ТуркГУ. Он преподавал казахский язык и литературу, историю и некоторые гуманитарные дисциплины того времени в этом университете с 1925. С 1930 года он стал также преподавать казахский язык и литературу на педагогическом факультете САГУ для студентов казахского отделения. Неоднократно проходил повышение квалификации и переподготовку в Московском Государственном Университете им. Ломоносова. Об этом свидетельствуют его фотографии на фоне главного здания МГУ (отсканирую позже и дополню). В 1930 стал членом ВКП(б) и профсоюза. 

В 1937 был мой дед был репрессирован по доносу и отсидел в тюрьме год. Его обвинили в религиозном экстремизме только лишь потому, что он знал арабский язык и читал литературу, в том числе, и на арабском языке. После года тюрьмы ему было запрещено преподавать в университете, и он вынужден был уехать с семьей в пригород Ташкента, где открыл поселковую школу в с. Чингельды, которая существует и поныне и носит его имя. Переехав туда, с 1938 по начало 1950-х гг. дед с семьей (дед, бабушка и 3 дочери) ютились у родственников, а в маленьком домике, куда они позже переехали, была открытая дедом школа.  В 2018 этот поселок присоединен к городу Ташкенту.

Дедушка женился на бабушке, когда ей было 14 лет. Она родила ему 11 детей, но лишь три последние девочки выжили, а остальные дети погибали в раннем возрасте от неизлечимых болезней того времени. Моя мама – Зульфия - старшая из выживших дочерей. Среднюю дочь зовут Сауле, она пошла по стопам отца и стала филологом, практически всю жизнь проработала в Пединституте в Ташкенте на кафедре казахского языка и литературы. Имеет 4 детей: 3 дочери и сын. Младшая дочь – Бостан – была биологом по образованию, проработала учителем биологии в той самой школе, которую когда-то в 1938-39 основал ее отец, всю жизнь. Она родила 6 детей (троих мальчиков и троих девочек), четверо из которых в настоящее время переехали в Казахстан и живут в разных городах. Одна из дочерей - Маржан Алтынсары-кызы Толебай – тоже стала преподавателем, работает в разных колледжах Ташкента преподавателем физики, информатики и некоторых других востребованных дисциплин.

У нас дома есть большой альбом с фотографиями дедушки в его многочисленных путешествиях. Это и Кисловодск, и Краснодар, Москва и Ленинград, Минеральные Воды и Ессентуки, Трускавец и Иссык-куль, Пржевальск, Пятигорск и др.. Дедушка был заслуженным деятелем образования республики и мог раз в год проходить курс бесплатного оздоровления в разных здравницах СССР. Он любил путешествовать, и эта его страсть передалась моей маме – многими годами позже она практически повторит все его маршруты -  а через маму ее унаследовала и я.  

Люди, кто знал его многие годы, рассказывали о нем, что это был немногословный мудрый человек, спокойный и уравновешенный, справедливый и прозорливый. Мама рассказывала, что он был очень строг и суров со своими детьми, почти никогда не улыбался, не баловал их, хотя и мог, с детства приучил их к труду и самостоятельности. Сестра моя, Эльмира, которая жила до 12 лет у бабушки с дедушкой и знала их очень хорошо, рассказывала, что дедушка очень любил ее, часто носил на руках, был мягок с ней и совсем не суров. По рассказам очевидцев, все соседи, множество его учеников, коллеги по работе и родственники очень уважали нашего деда, приходили к нему за советом и поддержкой, относились к нему как к строгому, но справедливому Учителю  и Наставнику.

Бабушка по линии мамы

Арисбекова Тазагуль, родилась в 1900, умерла 14.03.1969 в Ташкенте. Она происходила из рода Ысты, относящемуся к Старшему Жузу казахов. Род Ысты наряду с другими десятью основными родами Старшего Жуза входил в конфедерацию родов, возглавляемую древними усунями (III в. до н. э.). Она была дочерью муллы и приехала с младшим братом в Ташкент погостить у родственников из казахской степи севернее озера Балхаш. Затем братишка внезапно заболел и умер, и она осталась в Ташкенте. Здесь же она познакомилась с мои дедом, и в возрасте 14 лет вышла за него замуж. 

Она родила 11 детей, из которых выжили только последние 3 девочки — моя мама (Зульфия) и ее 2 младшие сестры (Сауле и Бостан). Со слов моей мамы, она была очень тихой, миролюбивой, спокойной, дружелюбной женщиной. Никогда ни с кем не конфликтовала. На недобрые наезды на нее и редкое злословие посторонних всегда отвечала тихой улыбкой. Вела домохозяйство и воспитывала детей. Моя сестра Эльмира была отдана бабушке и дедушке (вернее, они сами предложили помощь, так как мама моя родила двойняшек в 1957, когда декретный отпуск был всего 3 месяца, и надо было выходить на работу), они воспитывали ее до 12 лет. Разумеется, моя сестра знает о бабушке и дедушке намного больше, чем я. Но воспоминания, не будучи зафиксированными где-то, имеют обыкновение улетучиваться, стираться в памяти и забываться.  После смерти бабушки от рака пищевода в 1969 сестра переехала жить с нами. 

Мама Худайбергенова Зульфия Арысбековна, родилась 11 августа 1929 г. в г. Ташкенте. Мама, соответственно, принадлежит роду Тутамгалы (дети у казахов наследуют принадлежность к роду по отцу) из Старшего Жуза, как и ее папа. Наверное, отсюда ее спокойный  нрав, стремление к овладению знаниями, уважение к традициям и некоторая революционность взглядов (в свое время, в молодости и зрелые годы, разумеется). 

Поскольку она была старшей дочерью, у нее с детства было сильно развито чувство ответственности и самостоятельности. Ее отроческие годы пришлись на тяжелые военные и послевоенные годы, когда после комфортной городской жизни, после репрессий в отношении отца и соответствующих последствий этого, семье пришлось переехать в сельскую местность в пригороде Ташкента. А это подразумевало тяжелый физический труд в поле и огороде, заботы по реализации и обмену собранного урожая на необходимые продукты питания. Младшие сестры были еще совсем малолетними, мама (моя бабушка) занималась ведением домашнего хозяйства, папа работал в школе, и все эти хлопоты и заботы по обеспечению и снабжению семьи всем необходимым легли на плечи моей мамочки-подростка. 

В период обучения в педучилище мама жила в Ташкенте в их старом доме №175 по улице Шахрисабской (раньше эта улица начиналась от сквера, где сейчас находится Окружной Дом Офицеров, и продолжалась по нынешней ул. Амира Тимура, мимо Алайского базара и дальше, где был казахский квартал) почти на пересечении с ул. Урицкого, где многие десятилетия стоит кинотеатр «Казахстан» (который, собственно, и назвали в память о старом казахском квартале в этом районе после землетрясения 1966). Так что мама моя была из «центровых», как сказали бы в 1980-1990-х, и из «золотой молодежи», как это называется в более поздние годы. 

Ташкент ВУЗ-городок 1975
Ташкент ВУЗ-городок 1975

После окончания учебы в Педагогическом училище, мама поступила на физический факультет САГУ. В период студенческих каникул 1953 года мама впервые поехала в Москву и Ленинград (в спецальбоме есть множество ее фотографий того периода, отсканирую и дополню позже). После университета мама стала преподавать физику на физическом факультете того же университета и проработала там 45 лет подряд. Будучи пенсионеркой, она продолжала работать, и в 1996 она ушла с кафедры окончательно в результате того, что отказала заведующему кафедрой в просьбе незаслуженно поставить «тройку» очень слабому студенту. У мамы моей была репутация очень сурового и требовательного педагога, честного, принципиального и прямолинейного человека, и получить у нее «тройку» было равносильно получению «пятерки» у других преподавателей факультета. 

Она неоднократно повышала квалификацию на физфаке МГУ им. Ломоносова

И я впервые посетила Москву в 1976, когда мама проходила там очередную переподготовку. Попав в главное здание МГУ, я ахнула и внутренне воскликнула «Я тоже хочу здесь учиться!» без каких-либо надежд на исполнение этого моего желания, и несколько лет спустя мое желание сбылось, правда, совершенно неожиданным и непредсказуемым образом. У мамы очень много ее студентов, которые и по сей день временами навещают ее, помнят ее строгость и требовательность, и безмерно уважают ее за справедливость.

В молодые годы мама была очень активной, энергичной, веселой, ответственной, много трудилась и путешествовала по миру (доступному тогда в советские годы). Очень любила плавать в натуральных водоемах и лазить по горам. Как-то летом в 1970-е мама с рюкзаком за спиной, в шортах и на лошадях в составе туристической группы совершила конно-пеший переход через Большой Кавказский хребет, о чем есть впечатляющие фотографии. (отсканирую фоты и дополню позже)

Выйдя замуж в 1956, мама уступила мужу право делать научную карьеру, сконцентрировавшись на семье и детях. Нас у нее было трое – сестра и брат (двойняшки) и младшенькая я. С нами мама была строгая и даже суровая, но очень заботливая. 

Вовсе не религиозная, она предпочитает все же придерживаться традиций. Верит в существование Высших сил. Любит слушать мои рассказы на тему тонких миров и др. планет, часто задает вопросы в этой связи. Правда, в последние 2-3 года из-за ослабления памяти она все реже и реже стала интересоваться чем-либо. Сейчас идет 2020 год и ей 91 год, не каждому суждено дожить до таких лет в ясной памяти. 

 У мамы было пожизненное хобби – шить все, кроме верхней одежды и головных уборов, на своих любимых швейных машинках «Подольск» (ножной механической и электрической) и доставшейся в наследство от бабушки Zinger. За годы нашего детства и отрочества мама сшила нам множество всего – от домашних пижам папе и брату до нарядных платьев нам с сестрой. В 1980-х, когда в продаже появились журналы «Бурда Моден», качество изделий стало ну просто фантастически искусным, многие не могли отличить нашу сшитую мамой одежду от фабричных аналогов. Она до сих пор время от времени говорит нам с сестрой «Давайте что-нибудь я вам сошью!», и тут же вспоминает, что уже и глазки не те, и руки не очень послушные. И сокрушенно вздыхает.

Примечательно, что мама за всю жизнь ни разу серьезно ничем не болела, в больнице лежала всего 1 раз - в 2009 оперировали закупорку желчевыводящего протока в 12-перстную кишку. Несколько лет в старости уже болели у нее колени, последние несколько лет и колени уже не болят. В настоящее время ничем не болеет, единственное - страдает провалами в памяти - причем события далеких лет помнит хорошо, а недавние - плохо, наверное, это уже возрастная деменция. С годами характер ее стал более мягким, уже нет той суровости, что в молодые годы. Но поруководить и командовать любит до сих пор. Предпочитает тишину и немноголюдность в доме. С трудом терпит присутствие посторонних людей в доме (рабочие во дворе и т.п.). Всегда волнуется и сильно нервничает, если я или сестра куда-то отлучаемся из дома. Тут она может вынести мозг любому рядом находящемуся. Производит впечатление (да так оно и есть на самом деле) очень спокойной, немногословной, доброжелательной и дружелюбной старушки. Еще у нее старческая немощь, слабость. Просто нужно поддерживать ее, быть рядом, разговаривать с ней, покормить ее и т.д. 

У нас с мамой было много острых моментов в моей молодости (мои протесты, уходы из дома, конфликты), в 1999 все нормализовалось, с тех пор между нами абсолютное понимание и искренняя любовь. С другими своими детьми у нее нет таких отношений, как со мной. Это я так думаю. Скорее всего, у нее с каждым своим ребенком свои особые отношения, о которых она никогда не распространяется. Я переехала к маме в Ташкент 8.08.2015 из Астаны, чтобы заботиться о ней в ее последние годы.

Мои сны о маме. За период 2002-2015 мне приснилось 5 снов о маме. Сны не повторялись в точности, но общий сюжет сводился к тому, что мама передает мне из своего сердца лампочку (свет своей души?), я беру ее и кладу себе в сердце, потом поднимаю ее себе на спину и несу вертикально вверх по скале или горе. В  это время моя сестра (иногда ее не было во сне) идет вокруг горы в обход по низу. Эти сны я трактовала (и позже мои Хранители подтвердили это) таким образом, что моя мама до последнего будет со мной как мой Оберегатель, я возьму ее с собой в свой Путь наверх. Еще мне сказали Хранители, что пока я не выполню свое последнее задание, мама будет вынуждена ждать меня. 

Папа был очень веселым, активным, энергичным, предприимчивым, честным человеком. Его имя означает "во время переезда, при кочевье", потому ч то он родился в декабре 1926 во время кочевья его родоплеменного союза в сторону афганской границы после прихода советской власти в Туркестанский край. Думаю, что дата его рождения не совсем точна, поскольку в те годы в условиях неопределенности и смуты было проблематично сразу оформить документы на новорожденного, тем более, при обстоятельствах вышеизложенных. Он происходил из подрода Карасирак рода Коктинулы казахских ать любит до сих пор.Предпочитает тишину и немноголюдность в доме. С трудом терпит присутствие посторонних людей в доме (рабочие во дворе и т.п.). Всегда волнуется и сильно нервничает, если я или сестра куда-то отлучаемся из дома. Тут она может вынести мозг любому рядом находящемуся. Производит впечатление (да так оно и есть на самом деле) очень спокойной, немногословной, доброжелательной и дружелюбной старушки. Еще у нее старческая немощь, слабость. Просто нужно поддерживать ее, быть рядом, разговаривать с ней, покормить ее и т.д. 

Примечательно, что мама за всю жизнь ни разу серьезно ничем не болела, в больнице лежала всего 1 раз - в 2009 оперировали закупорку желчевыводящего протока в 12-перстную кишку. Несколько лет в старости уже болели у нее колени, последние несколько лет и колени уже не болят. В настоящее время ничем не болеет, единственное - страдает провалами в памяти - причем события далеких лет помнит хорошо, а недавние - плохо, наверное, это уже возрастная деменция. С годами характер ее стал более мягким, уже нет той суровости, что в молодые годы. Но поруководить и командовать любит до сих пор.Предпочитает тишину и немноголюдность в доме. С трудом терпит присутствие посторонних людей в доме (рабочие во дворе и т.п.). Всегда волнуется и сильно нервничает, если я или сестра куда-то отлучаемся из дома. Тут она может вынести мозг любому рядом находящемуся. Производит впечатление (да так оно и есть на самом деле) очень спокойной, немногословной, доброжелательной и дружелюбной старушки. Еще у нее старческая немощь, слабость. Просто нужно поддерживать ее, быть рядом, разговаривать с ней, покормить ее и т.д. 

Отец Куздеков Кушкин Ахназарович, родился 26 декабря 1926 г. (по паспорту) или 12.10.1926 г. (по архивным данным участников ВОВ), умер 8 июня 1980 г. от рака щитовидной железы. 

Папа был очень веселым, активным, энергичным, предприимчивым, честным человеком. Его имя означает "во время переезда, при кочевье", потому что он родился (по папиным рассказам) в декабре 1926 во время кочевья его родоплеменного союза в сторону афганской границы после прихода советской власти в Туркестанский край. Думаю, что дата его рождения не совсем точна, поскольку в те годы в условиях неопределенности и смуты было проблематично сразу оформить документы на новорожденного, тем более, при обстоятельствах вышеизложенных. По тем же архивным данным участников ВОВ (которые разыскал и поделился с нами мой племянник Эльдар) местом рождения моего отца указано следующее: Узбекская ССР, Ташкентская область, Калининский район, село Казах-Кежай. 

Папа мой происходил из подрода Карасирак рода Коктинулы казахских Коныратов (есть еще каракалпакские, монгольские, узбекские Коныраты) Среднего Жуза. На афганской границе, со слов папы, все кочевье было остановлено и поселено жить в Ташкенте и его окрестностях.  

Раднашири хатан из рода Конгират. Жена юаньского императора Аюрбарибады
Раднашири хатан из рода Конгират. Жена юаньского императора Аюрбарибады

Род Коныратов известен в истории тем, что на протяжении многих сотен лет правители рода Борджигин (к которому относится и Чингизхан) брали жен из Коныратов (главная жена его Бортэ). Позже эта традиция сохранилась и в период Юаньской империи. На фото справа, взятой из Википедии, одна из конгираток. К слову, я на нее очень похожа лицом ))))).

У папы было 2 брата и сестра: старший брат погиб в ВОВ, у него был сын Орынбасар, который ныне уже отошел в мир иной, оставив вдову и 4 дочерей; а младший брат – Имаш-ата, как мы его называли – был бездетным, жил и работал водителем в совхозе «Ленинград» Ташкентской области, он часто к нам приезжал, был очень тихим, мирным, скромным человеком; сестра же моего отца умерла в детстве от тяжелой болезни. О родителях своих папа рассказывал очень мало. Знаю только, что его маму звали Таслима, и у папы была ее маленькая черно-белая фотография. Когда папа женился на моей маме в 1956, его родителей уже не было. У папы было много родственников в Ташкенте и области, они часто бывали у нас в гостях, папа много им помогал всем, чем мог.

Мой отец воевал с японцами в 1944-45.  Он участвовал в операциях против Квантунской армии во взятии Харбина в войсках 1-го Дальневосточного фронта в советско-японской войне 1945 года. Войска 1-го Дальневосточного фронта располагались в Приморье - от станции Губерово до границы с Кореей. С 9 августа по 2 сентября 1945 г. фронт принимал участие в стратегической Маньчжурской операции на харбино-гиринском направлении. В результате этой операции войска 1-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с Забайкальским, 2-м Дальневосточным фронтами и Тихоокеанским флотом в условиях горно-таежной местности прорвали укрепленную полосу и разгромили войска японских 1-го и 17-го фронтов Квантунской армии, освободив многие восточные районы Маньчжурии, Ляодунский полуостров и Корею до 38-й параллели. Когда в школе мне задали написать сочинение на свободную тему, я обратилась к папе, и он рассказал мне  историю из сражений этой Маньчжурской операции – о японских летчиках-смертниках «камикадзе» и о том, что его потрясло в той войне. Папа очень любил слушать на граммофонных пластинках вальс «На сопках Маньчжурии», и конечно же, сначала сам на слух подобрал этот вальс на пианино, а затем научил и меня играть его. (есть роскошные фотографии моего отца тех годов, обязательно дополню позже)

После войны он окончил отделение Политэкономии САГУ (Среднеазиатский госуниверситет) и аспирантуру, стал преподавать политэкономию в этом же университете. Защитил кандидатскую диссертацию в Ленинградском госуниверситете, часто повышал квалификацию в МГУ. К моменту его смерти практически была готова его докторская диссертация, но он не успел ее защитить. 

Он был хорошим семьянином, очень заботился о благополучии дома и семьи. Отпускал маму спокойно одну в отпуск попутешествовать, а сам оставался с нами, с детьми. На мой взгляд, папа с мамой хорошо ладили, хотя совсем изредка и у них бывали разногласия, но благодаря маминой выдержке, скандалов при нас, детях, они никогда не устраивали. Думаю, что они любили друг друга. 

Он очень любил читать книги, дома большая его библиотека есть. После его смерти, лет через 20 я нашла среди его книг "Находки у Мертвого моря" И.Д.Амусина, изданную в середине 60-х, и удивилась тому, что папа интересовался и такими темами тоже. Потом мой брат рассказывал мне, что наш папа слышал голоса, что с ним разговаривали некие Силы. Охотно верю в это. В одном из моих сеансов на мой вопрос к АХ о моих родителях, мне ответили, что оба моих родителя принадлежат к группе душ-исследователей, которые из воплощения в воплощение приходят со своими исследовательскими задачами, выполнение которых не всегда очевидно для физического мира, но на уровне души они считаются отличными исследователями. Я совсем не случайно родилась именно у таких родителей ))))).

Папа был магнитом, к нему всегда тянулись люди, он был душой компании всегда, веселил всех и умел радоваться сам. Каждые выходные у нас дома собирались веселые компании гостей – иногда это были коллеги папы по кафедре, иногда – наши родственники – но кто бы ни был у нас, всегда было весело и хлебосольно. Каждый год летом он вывозил нас, всю семью на месяц на озеро Иссык-куль в Киргизию, не только для оздоровления и купания, но и для наполнения энергиями высоких, снежных, таинственных гор и хвойных лесов. Хотя и мама у нас еще та путешественница, но думаю, что именно папа привил нам вкус к отдыху, к дальним поездкам, к открытию и познанию новых мест. 

Он сам научился играть на домбре, гармони и пианино. Когда мне исполнилось 4 года, он купил мне потрясающий немецкий старинный пианино, а позже нанял учительницу, и она учила меня дома игре на нем. До этого в мои 4 года он научил меня играть и подбирать на слух песни-шлягеры тех лет (в основном, песни Шамши Каладаякова и казахские народные) и песни и вальсы времен Гражданской и Великой отечественной войны 1941-1945 гг. 

В начале 70-х гг. ему прооперировали щитовидную железу в Ленинграде. Позже выяснилось, что это было начало рака щитовидной железы. После этой операции ему было сложно читать лекции — пострадали голосовые связки, и ему изготовили специальный аппарат, усиливающий голос, с использованием которого он мог продолжать свою профессиональную деятельность.  Еще 10  лет он прожил, медленно угасая, но до последнего сражаясь за жизнь. 

Папа для нас, детей, был добрым, понимающим и умеющим выслушать и поддержать. Мы обычно со своими душевными проблемами шли не к маме, а к нему. Мы запомнили его красивым и ярким, с веселыми кудрями и всегда с начищенными туфлями, высоким и статным, энергичным и уверенным в себе, с улыбающимися глазами и огоньками озорства в них, любящего и любимого, юморного и умеющего всех рассмешить. Многие его черты характера передались по наследству сыновьям моей сестры. Ну, и мне с сестрой, разумеется! 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.